• Рукописи2
  • Рукописи
  • Институт
  • Эвальд на площади
  • Эвальд кабинет
  • Эвальд

Жена и Дочь

Со своей будущей женой, Ольгой Салимовой, Эвальд Васильевич познакомился в аспирантуре: в 1950 году они оба поступили на курс к Т.И. Ойзерману.

На самом деле Салимову звали не Ольгой (и не Ольгой Исмаиловной), так ее «окрестили» уже в Москве. В паспорте была другая запись: Кадрия Улькер Исмаил кызы. Кадрия (Ольга) родилась в 1924 году в Баку, в семье турецких политэмигрантов. Ее отец, Исмаил Хакки, принадлежал к руководящей верхушке турецкой компартии и в эмиграции, по некоторым сведениям, являлся председателем заграничного бюро партии. Сведения о его судьбе противоречивы и документально не подтверждены. Известно, однако, что в конце 20-х годов он оставил семью, жену Рагиму и двоих детей. Брат Кадрии умер в детстве. Кадрия ушла добровольцем на фронт в 41 году, сразу после окончания 10 класса, служила в особых частях (СМЕРШ), закончила войну в Европе, откуда с трудом отпросилась домой – мечтала учиться. Закончила философский факультет Бакинского университета и должна была остаться там же в аспирантуре. Кадрия без преувеличения была звездой курса – блестяще училась на двух факультетах (усердно учила английский язык), была спортсменкой, разумеется, красавицей и к тому же фронтовичкой. Но, как она сама рассказывала, в конце 40-х годов отношение к туркам в республике резко изменилось, мама, Рагима, вынуждена была поменять паспорт и записаться азербайджанкой, а Кадрию, вместо аспирантуры, деканат распределил в приграничную деревню школьной учительницей. Вот тут и было принято решение ехать в Москву, в МГУ. Семья жила в полной нищете, Кадрия донашивала фронтовую шинель, а чтобы купить билет в Москву Рагима продала единственную ценную вещь в доме – платяной шкаф.

Вот так они и встретились – юноша из благополучной столичной семьи и выросшая в бедности провинциалка, к тому же, как тогда говорили, «нацменка». Здесь надо отметить два обстоятельства. Первое – родители Эвальда, особенно отец, долго не могли простить сыну такого мезальянса, отношения с невесткой складывались непросто, порой мучительно. И второе – брак Эвальда и Ольги оставался гражданским, он так и не был зарегистрирован. Возможно, этим она хотела подчеркнуть свое нежелание всю жизнь оставаться бедной родственницей, по версии же Эвальда – они просто не хотели вмешивать в свои отношения посторонних казенных лиц. Как бы то ни было, они прожили вместе почти 30 лет. За эти годы Ольга Исмаиловна стала доктором педагогических наук, зав. сектором в НИИ теории и истории педагогики Академии педнаук, отстаивая свою независимость, купила собственную кооперативную квартиру. Но как бы она не была поглощена своей работой, Эвальд никогда не оставался без обеда и ужина, сама ли она стояла у плиты, или очередная домработница.

Дочь Елена родилась в 1951 году. Поскольку родители не состояли в официальном браке, Эвальд ее удочерил и дал ей свою фамилию. После окончания школы по настоянию отца Елена поступила на филфак МГУ, на классическое отделение, где среди прочих премудростей изучала латынь. Впоследствии этот язык сыграл главную роль при поступлении в аспирантуру в НИИ общей и педагогической психологии. Директор НИИ и руководитель аспирантки Ильенковой, великий психолог Василий Васильевич Давыдов, не утративший интереса к философской проблематике, поручил ей разобраться с воззрениями на психику Декарта и картезианцев – Мальбранша и Гейлинкса, последних и пришлось частично переводить с латыни.

Надо сказать, что к моменту поступления в аспирантуру Елена успела сменить фамилию, правда, на вполне созвучную с отцовской. Она вышла замуж за Андрея Иллеша, соседа по дому в Камергерском переулке и сына Владимира (Вовки) Иллеша, с которым Эвальд приятельствовал в детстве. В 1975 году родился Ваня Иллеш, внук Эвальда Ильенкова и Владимира Иллеша. К сожалению, общение Эвальда Васильевича с внуком было очень недолгим – мальчику было всего три с половиной года, когда деда не стало.