• Рукописи2
  • Рукописи
  • Институт
  • Эвальд на площади
  • Эвальд кабинет
  • Эвальд

Начало рассказа «Письмо сыну»

Сохранилась только одна машинописная страница.

«Дорогой друг!

Ты помнишь тот страшный день, когда нам вернули зрение, и мы – слепые в течение тридцати лет, - вдруг прозрели, оглянулись и увидели позади себя бездну, где погибли наши лучшие люди и куда суждено было провалиться и нам с тобой, если бы не случилось, наконец, неизбежное: он умер, оставив нам в наследство позор, боль, фальшивое благополучие, груды приказов, дутые цифры, невинную кровь, - стыд перед всем человечеством – поклонялись идолу, - жестокому и коварному, превратившему нас в винтики чудовищной машины, растоптавшему святое знамя нашей мечты, сердца наши, жаждавшие справедливости, красоты, вдохновения радостного труда.

Я хорошо помню тот день, - февральский, мягкий, согретый дыханием солнца, повернувшего свое ласковое лицо к нашей родной земле. Кругом лежал еще черный городской снег. Но уже зиме конец…

Вот в такой же день я вез тебя в 1924 году из роддома, вернее, - бежал по улицам Смоленска за санками Губкома, на которых сидела мама и соседка с тобой на руках.

Я бежал за санками – мимо Губкома, мимо Глинки, Боярского…

 

Но на душе у меня была скорбь… Ты вошел, не глядя на меня, сел, закурил и долго молчал. Я видел, как судорожно работает твоя нижняя челюсть, как всегда, когда тобой овладевает гнев, будто ты хочешь сказать что-то и не можешь – пропал голос, ты беззвучно, мучительно стараясь проглотить что-то застрявшее в глотке, - ты задыхался, и на лбу у тебя блестела капля пота.

Наконец ты взглянул на меня, и я вздрогнул, увидев гаршинские, налитые тоской и болью, гаснущие в предсмертных муках глаза царевича, убитого Грозным-отцом, и прочитал в них суровый твой приговор:

- Ты виноват, ты создал этого идола! Ты – такой честный, требовательный к себе и другим? Как мог ты принести в жертву идолу все свои лучшие чувства, мысли, надежды, все свои силы, свой талант, о котором писал Горький?

Культ личности создал своих поэтов, историков, экономистов, художников, чиновников и «губернаторов»».